«Ютубер — это человек, у которого не может быть продюсера»

Александр PapaSpilberg — ближайший родственник Саши Спилберг, партнер Тимура Бекмамбетова по видеоблогерскому агентству Z, один из самых влиятельных персонажей русскоязычного сегмента YouTube в экслюзивном интервью «Селфи» рассказал, сколько раз в своей жизни он чуть не погиб, чему и как учил свою дочь, а также что он думает о социальных сетях и их виднейших представителях.

Сооснователь «Селфи» Егор Яковлев и отец Саши Спилберг

Про Вас ходит множество легенд. Правда ли, что вы были военным корреспондентом в горячих точках, бандитом в девяностых, одним из основателей рекламной индустрии в нашей стране?

«Я журналист по своей первой профессии, работал на войне и вообще много о ней знаю с юности — гораздо больше чем мне хотелось бы»

— Как фрилансер побывал почти везде где стреляли в период развала Советского Союза: Сумгаит, Карабах, Таджикистан, Приднестровье, Афганистан, Литва и тд. В январе 1991 года я был первым журналистом в мире, сообщившим о штурме Вильнюсского Дома печати и начале кровавых событий в Литве, имею даже государственные награды этой страны. Историй было немало...

Можно самую интересную, что-нибудь страшненькое?

— Могу самую «хемингуёвую». Однажды в Карабахе я шел пешком по Лачинскому коридору: это полоска земли между армянскими и азербайджанскими позициями. Следовал с азербайджанской стороны на армянскую и вдруг начал стрелять снайпер. Пули ложились неподалеку от меня, мужчина развлекался. Наверное, со стороны это выглядело смешно: как в фильмах Тарантино, когда герою стреляют под ноги, он совершает весьма забавные движения. Добрался благополучно. Вечером уже пил коньячный спирт и ел мясо с тем самым снайпером-федаином, который по мне стрелял. Он сказал: «Я посмотрел в бинокль, и мне лицо твое понравилось. Потому не убил».

Все люди моего поколения помнят портвейн «Агдам». Завод, где его разливали, находился в зоне боевых действий, а я так мечтал приникнуть к первоисточнику. Но когда я туда добрался, передо мной были только разрушенные здания, несколько горелых БТР, горки гильз от крупнокалиберных пулеметов и одинокий сортир на пригорке, который почему-то не трогала ни одна из сторон...

Последней горячей точкой в моей журналистской карьере было Приднестровье, где я познакомился с покойным генералом Лебедем. Там во время штурма Тирасполя, вместе с группой коллег, попал под настоящий артиллерийский обстрел. Опять повезло. Успел добежать до подвала школы и спрятаться. У меня была веревочка на которой я завязывал по одному узелку после каждой опасной для жизни ситуации. В тот день завязал десятый, и последний узелок. Так я завязал с войной, а заодно и с журналистикой. Начиналась эпоха бизнеса.

Можно несколько слов о бандитизме?

— С удовольствием. Бандитом я никогда не был, но в девяностые годы бизнес и бандитизм шли рука об руку, переплетались, пересекались, расходились и соединялись. Коммерсант и бандит были как волк и лисица из русских сказок — в одном лесу жили. Выжили разумеется коммерсанты, либо те бандиты которые сумели стать коммерсантами. Историй можно рассказать не один десяток, но вряд ли Селфи профильное издание для них :))

Каким бизнесом Вы занимались?

«Скромно назову себя одним из основателей рекламной индустрии в нашей стране»

— Я был партнером одной из первых отечественных коммерческих типографий. Коммуникационная группа LBL (бывшее Рекламное агентство LBL) существует уже 25 лет. Это крупный медиабайер, производитель POS материалов и наружной рекламы. Буква «B» — это первая буква моей фамилии. Она сохранена в названии, хотя я продал свои акции в начале нулевых годов. Потом я занимался строительством, участвовал в нескольких IT-проектах.

Когда вы поняли, что будущее за YouTube и соцсетями?

— Я понял это, когда моя хорошая знакомая Саша Спилберг — ей было лет девять — мне его показала. С самого начала было очевидно, что новый и уникальный канал коммуникации предполагает заработки. Как венчурный инвестор, я ждал момента когда это станет возможным. Когда начались деловые предложения, мне поневоле пришлось подключиться, чтоб никто Cашу не обманул и не обидел. Сейчас уровень взаимодействия с контрагентами настолько серьезный, что это просто необходимо

С какого момента Вы стали относится серьезно к тому, что Саша стала видеоблогером?

«У Саши был канал в англоязычном сегменте YouTube, и я больше всего жалею, что она не продолжила карьеру именно там»

— Мы жили в тот момент за границей, Саше было лет девять, когда она сняла свое первое милейшее видео. В то время мегаканалом считался тот, у которого есть сто тысяч подписчиков. Все шло хорошо. Года два она развивалась, а потом ее кто-то обидел и она удалила канал. Возможности восстановить видео тогда еще не было. То, что так вышло, я считаю большим своим упущением.

Между англоязычным и русскоязычным каналом был двухлетний перерыв. Когда мы вернулись в Россию, она сказала: ну здесь еще ничего нету, давайте я попробую. Я предложил продолжить карьеру на английском языке, но она решила по другому. Результат известен)

Иными словами вы не были продюсером Саши Спилберг?

«Ютюбер — это человек, у которого не может быть продюсера»

— Продюсер это тот, кто придумывает контент, вкладывает его в уста артисту и организует каналы трансляции. Я этого не делаю. Я менеджер. По сути я просто опытный человек, который может предостеречь блогера от ошибок — деловых и общечеловеческих.

От каких ошибок вы предостерегали Сашу?

— Я всегда ей говорил: ни обращай ни на что внимания — иди вперед. Плевать, что про тебя думают и говорят. Если тебя посмотрели сто миллионов раз, все остальное не имеет значения. Не все выдерживают негатив, но она, к счастью, восприняла мои советы, выдержала. Я папа-партнер и категорически против любого насилия, я за прагматизм. Я считаю, что если у ребенка есть талант, дар, то нужно отставить в сторону все остальное и развивать этот дар. В этом моя родительская обязанность.

Но вы же не только делаете бизнес с дочерью. У вас есть, скажем, общее хобби?

— В последнее время со всем, кроме работы, сложновато. А вообще мы кино вместе смотрим. У меня огромная фильмотека, 20 000 фильмов стоят на полках. Двадцать пять лет собирал. Подкладываю это Саше, стараюсь показать ей то, что считаю наиболее интересным для нее как для кинематографиста. Например, фильмы Бергмана. Когда Саша была маленькая и не понимала, кто великий, а кто нет, я ей ставил Бергмана, и она говорила: «Какой потрясающий кадр». С любого кадра из фильмов этого режиссера можно сделать скриншот и повесить его в рамку.

Я знаю, что у Вас большая библиотека. Книги тоже удается подкладывать?

— К моему глубокому сожалению, сейчас происходит такой же исторический перелом в коммуницировании человека с человеком, как при изобретении печатного станка. Поэтому я вынужден констатировать, что девять из десяти знакомых Сашиного возраста не владеют способностью получать удовольствие от чтения. Сейчас время визуального ряда.

Вам приходится смотреть много молодежного контента. Вас это не раздражает?

«Я помню себя в их возрасте, про это можно было бы делать офигенный влог, который набирал бы миллионы просмотров...»

— Конечно нет. Я обожаю все новое. Почему я работаю с ютюберами? В первую очередь потому, что я их очень уважаю. Я помню себя в их возрасте, про это можно было бы делать офигенный влог, который набирал бы миллионы просмотров. Степень раздолбайства и безответственности, которая была у моих сверстников была просто фантастическая. Нынешнее молодое поколение более работоспособное, организованное и незашоренное. Кстати, уникальная ситуация на YouTube: большинство трендовых блогеров — это держатели украинских паспортов: Ивангай, Ян Го, Мари Сенн, Сливки шоу и так далее. Почему? Потому что на Украине нет нефти, жизнь очень непростая и головой приходится думать.

Зато они говорят на русском языке.

— Людей говорящих по русски во много раз больше чем по украински. Приблизительно такая же разница как между количеством людей говорящих по английски и по русски. Вот и всё объяснение.

Наши подписчики просили узнать: в чем все-таки суть конфликта между Сашей Спилберг и Катей Клэп?

— Это столкновение двух мировоззрений. И я не думаю, что он когда-нибудь исчерпается. Хотя, как менеджер считаю: самое умное, что могли бы сделать Катя и Саша — это совместное видео. Оно точно наберет много просмотров))

Вы много раз резко отзывались об Игоре Синяке, который в ВПШ откровенно травил Сашу и других девочек. Недавно Вы начали общаться?

«Кто заказывал травлю малолетних конкурентов знают все»

— Это к вопросу о столкновении двух мировоззрений. Кто заказывал травлю малолетних конкурентов знают все. ВПШ в его нынешнем виде талантливый проект. Игорь Синяк — создатель этого проекта. Если бы у него был менеджер, способный его понять и направить в правильное русло, Игорь был бы серьезной нишевой звездой.

Кто на Ваш взгляд самый перспективный ютюбер сегодня?

— Ян Го и Лена Шейдлина (хотя YouTube для нее вторичен).

Чувствуете ли вы сейчас враждебное отношение со стороны каких-то группировок на Ютубе?

— Да нет никаких группировок. Есть, конечно, несколько идиотов, маргиналов, больных людей со следами родовой травмы на лице. Но где их нет?

В чем миссия агентства Z?

— В отличие от всех остальных фигурантов рынка, мы стремимся к тому, чтобы труд ютюбера оценивался достойно. Мы уже два года осознанно выполняем эту задачу. Вторая миссия в том, чтобы развивать таланты ютюберов в других областях, например в кино, музыке, моде...

Именно поэтому сложилось сотрудничество с Тимуром Бекмамбетовым?

— Я давний фанат Тимура. В 2015 году его кинокомпания «Базелевс» выразила желание пообщаться. Несколько раз поговорив с Тимуром, мы поняли, что думаем одинаково. Он несколько раз встречался с ютюберами из агентства Z и подчеркивал: «Ребята, независимо от того, сколько вам лет, вы мои коллеги — кинематографисты. Вы можете принимать участие в любой части кинопроцесса: можете быть актерами, режиссерами, операторами. Предлагайте!» От Бекмамбетова это дорого стоит.

Кто ваши любимые блогеры?

— Мои любимые блогеры: Саша Спилберг, Ян Го, Лена Шейдлина, Юля Пушман, Мари Сенн, Карина Каспарянц, Герман Черных, Халберы, Алена Венум, Алина Солопова, Дима Ермузевич :))

Какие блогеры, не состоящие в Z, вызывают ваш интерес?

«Я с удовольствием поработал бы с Ивангаем»

— Все, кто делает интересный контент регулярно. Я с удовольствием поработал бы с Ивангаем. Мы знакомы, но сотрудничество удачным не назовешь. У Вани пока нет понимания, что мега-успехи будут не всегда. При его уровне достижений без грамотного менеджмента он просто теряет деньги. Если бы он работал с кем-то, то мог бы почти не делать рекламу на Ютубе и быть значительно богаче чем сейчас.

Что посоветуете ютюберам? Большим и маленьким.

— Делать видео :)) Все остальное вторично))

Новые материалы